34 просмотров
Девятый арбитражный апелляционный суд отклонил жалобу АО «Федеральная пассажирская компания» (дочерняя структура РЖД) на взыскание с нее 1,14 миллиона рублей компенсации за нарушение исключительного права правообладателей при исполнении в плацкартном вагоне поезда 57 песен, говорится в материалах суда.

Компания обжаловала в апелляции решение столичного арбитража от 22 августа, который удовлетворил иск Российского авторского общества (РАО). Тогда первая инстанция согласилась с доводами истца, оценившего каждое бездоговорное публичное проигрывание песни (произведения) в вагоне поезда ответчика в 20 тысяч рублей.

Как установлено судом, с 28 марта по 27 апреля 2017 года в помещениях вагонов, перевозку пассажиров в которых организует Федеральная пассажирская компания, представителем ВОИС/РАО был зафиксирован факт неправомерного использования 57 музыкальных произведений, входящих в репертуар истца.

Арбитраж посчитал, что лицом, ответственным за осуществление публичного исполнения произведений в указанных помещениях, является ответчик. В соответствии с подпунктом 6 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ публичное исполнение произведения — это представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств), в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи.

В решении говорится, что для правомерного использования указанных в исковом заявлении произведений ответчику следовало заключить лицензионный договор с РАО. Поскольку Федеральная пассажирская компания лицензионный договор с РАО не заключала, авторское вознаграждение не выплачивала, указанные в иске произведения были использованы незаконно.

Суд считает, что записанные на DVD-диски видеозаписи являются надлежащими доказательствами и подтверждают факт нарушения ответчиком исключительных прав авторов на музыкальные произведения.

В решении говорится, что фиксацию фактов нарушения исключительных прав авторов на произведения проводили представители Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС), действующие на основании доверенностей. Ведение видеосъемки представителями ВОИС, а не РАО, не означает, что сделанные ими видеозаписи являются ненадлежащими доказательствами, поскольку представители ВОИС не нарушили нормы закона, отметил арбитраж.

По информации суда, между РАО и ВОИС было заключено соглашение о сотрудничестве и взаимодействии от 1 марта 2017 года, которое предполагает сотрудничество сторон при сборе доказательств, подтверждающих нарушение прав авторов, исполнителей и изготовителей фонограмм. Кроме того, довод ответчика о редактировании видеозаписей является голословным, он не подтвержден доказательствами, говорится в решении.

Утверждение ответчика о том, что видеосъемка 28 марта 2017 года проводилась в темноте при отсутствии света, а потому не позволяет установить источник звука, не соответствует, как считает арбитраж, действительности.

Суд указал, что в отдельные периоды (в пояснениях истца приведена соответствующая таблица) на видеозаписи отчетливо виден вагон поезда дальнего следования и колонка, из которой идет звук музыкальных произведений. При ведении видеосъемки представителем ВОИС «при свете и при темноте динамика звука одна и та же, а потому в обоих случаях звук исходит из одного и того же источника». Таким образом, видеозаписи подтверждают, что источником звука при воспроизведении музыкальных произведений является колонка централизованной системы оповещения в поездах дальнего следования, а не какие-либо иные устройства, отметил арбитраж.