39 просмотров
обновлено в
«Картотека арбитражных дел». Сервис на сегодняшний день остается одним из основных инструментов для работы практикующего юриста, а также удобным сервисом оперативного получения информации по делам.

Уголовное дело против него сейчас расследуется. А параллельно прокуратура в интересах госкорпорации в арбитражном процессе попросила взыскать с Третьякова те адвокатские гонорары, которые он получил от госпредприятия - с учетом набежавших процентов почти 330 млн. руб.. Разбирательство в Арбитражном суде Московской области по этому делу растянулось почти на три месяца.

Предыдущее заседание по этому делу (№ А41-65906/2018) завершилось тем, что прокурор Наталья Михлина кратко и убедительно озвучила суть заявленных требований. Тогда она пояснила, что их иск основан на двух основаниях (см. "Прокуратура объяснила, почему требует с адвоката Третьякова 330 миллионов"). Первое – стороны нарушили антимонопольное законодательство, которое регулирует заключение спорных соглашений с единственным поставщиком. По закону по каждому делу формирование цены каждого договора на момент его заключения происходит, исходя из условий определения его оплаты в зависимости от будущего судебного акта. Эта сумма варьировалась от 1 млн. 142 тыс. рублей до 155 млн. рублей. Хотя на сайте Третьякова цены гораздо скромнее. И второе – Третьяков нарушил взятую на себя обязанность представлять интересы НПО им. Лавочкина в судебных процессах. Вместо него это делали другие юристы, причем из аффилированной фирмы.  

 – То есть сам факт предоставления этих юруслуг иными лицами вами не оспаривается? – уточнила у Михлиной судья в предыдущий раз.

– Нет, это не имеет отношения к текущему спору, – спокойно ответила прокурор.

Представитель Третьякова, адвокат Амерхан Ужахов тогда добавил, что по ряду судебных дел в интересах НПО им. Лавочкина прим. ред. – 95,7% предприятия принадлежит «Роскосмосу») выступали адвокаты Андрей Тарасевич и Елена Кузьмина (прим. ред. – они значатся сотрудниками ЮФ «Юрбилдинг»), которых для этой работы привлек Третьяков. Прокурор с этим спорить не стала: «Да, я видела подписи этих лиц в материалах некоторых дел НПО им. Лавочкина. Но дело в том, что по адвокатскому соглашению Третьяков должен был лично осуществлять представительство».

Претензии к адвокату

За период с июля 2016 года по июнь 2018 года адвокату Третьякову было переведено 332, 5 млн. рублей за якобы его участие как адвоката госпредприятия по 20-ти арбитражным делам. При этом 70% из этих средств выведены со счета предприятия всего за два дня и в период прокурорской проверки.

На сегодняшнем заседании прокурор Михлина подробнее остановилась на доводах ведомства. Она сразу подчеркнула, что отстаивает интересы государства в сфере обороноспособности страны. Наш иск очень простой и в то же время достаточно уникальный, объяснила Михлина: "Спорные сделки являются недействительными в силу их ничтожности. Они содержат положение о гонораре успеха, который нельзя использовать. Во-вторых, они заключены с нарушением положений о закупках". Второй довод она раскрыла подробнее: "Чтобы заключить соглашения с Третьяковым НПО им. Лавочкина должно было обосновать свою позицию - почему они выбрали именного этого адвоката". Прокурор заметила, что Третьяков за последние 10 лет никогда лично не участвовал в судебных процессах: «Он не судебник, а занимался консультированием по вопросам банкротства».

Кроме того, Михлина пояснила, что в спорных договорах нужно было указать конкретный список услуг, которые юрист обязался оказать предприятию. Но допсоглашения с таким перечнем появились лишь постфактум, весной этого года, когда началась прокурорская проверка. Уверенная позиция прокурора заключалась в том, что реальная цель этих договоров - не получение юрпомощи, а вывод средств из госпредприятия. Соответственно сделки можно считать мнимыми. "Адвокат изначально не планировал осуществлять квалифицированную юрпомощь», заявила Михлина. 

Адвокатское соглашение – это не просто договор оказания услуг. Третьяков принял на себя обязанность лично представлять интересы в судах, чего он не сделал, 

- разъяснила прокурор.

Оппоненты надзорного органа заявили сразу несколько ходатайств. Они просили об истребовании материалов тех дел, по которым Третьяков обязался оказать судебное представительство НПО им. Лавочкина. Такие бумаги помогут доказать, что часть документов для этих процессов готовил лично ответчик, настаивал Ужахов. Нам действительно нужно как следует разобраться в этой ситуации, продолжал Артур Катанский, представитель третьей стороны в этом процессе из Межрегиональной коллегии адвокатов Москвы, филиалом которой и является АК «Третьяков и партнеры». Он уверял, что его коллега оказал все услуги качественно и спас НПО им. Лавочкина от банкротства судебными успехами.

Еще одно ходатайство поступило от другого адвоката ответчика - Ольги Москалевой. Она попросила разделить исковые требования, так как часть спорных договоров предприятие заключало как ФГУП, а оставшиеся уже как акционерное общество, котором оно стало в 2017 году.

- Что мешает рассмотреть эти требования в рамках одного дела? - поинтересовалась председательствующая судья Мария Досова

- Речь идет о разных субъектах материально-правовых требований, - ответила адвокат.

Другая ее просьба касалась запроса выписки из реестра акционеров НПО им. Лавочкина. Но все эти ходатайства суд отклонил. 

Адвокат Третьякова Ольга Москалева пустилась в  пояснения о героическом подвиге Третьякова, с ее слов спасшим гособоронпредприятие от банкротства. "Если бы оппонентам удалось взыскать с предприятия такую сумму, то оно бы просто обанкротилось". А другие юристы участвовали в делах предприятия в рамках заключенного адвокатского соглашения, настаивала Москалева. Напомним при этом, что «оппонентом» НПО Лавочкина выступала его же материнская компания – Роскосмос. Адвокат не пояснила, каким образом Третьяков, который не отрицает своего неучастия в делах, спас предприятие. Ранее в суде озвучивались данные, что деньги Третьяков получал в виде премий за судебные акты. То есть фактически адвокат получил вознаграждение за работу судов.

- Какую работу фактически осуществлял Третьяков в этой истории? – уточнила судья Досова.

- Составлял все письменные документы, делал правовой анализ разбирательства и вообще создал целую правовую команду, которой руководил, - объяснил Ужахов. На просьбу предоставить доказательства, Ужасов ответить не смог.

К исходу 4-го часа битвы  выслушав все доводы сторон, судья удалилась в совещательную комнату и спустя несколько десятков минут зачитала резолютивную часть решения: иск удовлетворить частично, признать спорные соглашения недействительными  и взыскать с Третяькова 308 млн руб. 

История дела

По версии следствия, Сергей Лемешевский, глава НПО имени Лавочкина, вместе с руководителем дирекции правового обеспечения Екатериной Аверьяновой похитили деньги госкорпорации «Роскосмос». Сделали они это, заключив 21 фиктивный договор на оказание юруслуг с управляющим партнером АК «Третьяков и партнеры» Игорем Третьяковым. Этот адвокат начал представлять интересы НПО в его судебных спорах с «Роскосмосом» в 2016 году. Привлечь эту контору якобы порекомендовала Аверьянова, сославшись на низкую эффективность корпоративных юристов. Выбор фирмы объяснялся результатами мониторинга интернета и статистикой отмены судебных решений, но этих данных правоохранительные органы не обнаружили.

За два года предприятие и управляющий партнер «Третьяков и партнеры» заключили 21 договор на оказание юруслуг. Каждый из них проходил под потолком в 500 000 руб., чтобы стороны могли не ввязываться в конкурсные процедуры. Обоснование стоимости услуг не приводилось, порядок расторжения документов не устанавливался, обращает внимание следствие. Зато в случае победы или значительного снижения размера денежных претензий Третьякову полагались премиальные – 8% от «выигрыша».

Общая сумма «гонораров успеха» составила 332,5 млн руб., причем почти половина этой суммы ушла адвокату уже после того, как прокуратура указала НПО на недопустимость подобной практики. Премии выплачивались из бюджетных средств и включались в себестоимость продукции НПО в качестве накладных расходов. Некоторые бонусы, считает следствие, назначались безосновательно: выигрышные решения отменялись вышестоящими судами либо реальную работу выполняли другие юристы или сотрудники НПО.

Лемешевского и Аверьянову арестовали в конце июля этого года, вместе с ними в СИЗО отправили и Третьякова. В сентябре Бабушкинский районный суд Москвы продлил адвокату срок содержания под стражей. Ему предъявили обвинения в мошенничестве в особо крупном размере (ст. 159 УК).

Параллельно с этим прокуратура Московской области обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском к Третьякову в интересах непосредственных владельцев НПО – госкорпорации «Роскосмос» и Росимущества (дело № А41-65906/2018). Надзорный орган требовал признать недействительными спорные договоры о юруслугах и взыскать с адвоката неосновательное обогащение, а также проценты за пользование чужими деньгами.